Ассимиляция ирландцев в США


Прибыв в Америку, ирландцы не встречали того препятствия, которое стояло на пути почти всех других иммигрантских групп — их языком был английский. Древний язык Ирландии — гэльский — быстро вытеснялся на ее территории английским (способствовало этому и насильственное введение англичанами своего языка), и к середине XIX в. процесс этот был в основном завершен.

Ассимиляция ирландцев в США

Гэльский язык и движение за его сохранение

В 1822 г. в Ирландии говорило по-гэльски около 2 млн. человек, а через 40 лет — менее 200 тыс. Правда, часть людей, пользовавшихся гэльским языком и, вероятно, принадлежавших к общественным низам, которые были мало затронуты английским образованием, эмигрировала. Например, бедняки из поместья лорда Лэндсдауна, отправлявшиеся в Америку, в большинстве «говорили только на ирландском языке». Эмиграция шла преимущественно из Западной и Южной Ирландии — провинций Коннаут, Манстер и др., самых отсталых в экономическом и культурном отношениях. К. Виттке указывает, что среди многочисленных неграмотных ирландских иммигрантов тысячи людей не знали английского языка вообще. Но такие составляли, по-видимому, незначительное меньшинство.

В 50-х годах среди националистической ирландской интеллигенции в США, как и в самой Ирландии, началось движение за воскрешение гэльского языка. Нью-Йоркская газета «Айриш Америкен» даже стала печатать особый столбец по-гэльски. Движение это развернулось в конце века, но так и осталось интеллигентским, верхушечным. Ирландских масс оно не захватило и в самой Ирландии, тем менее это могло произойти в США. Фактически подавляющее большинство американских ирландцев говорило на том же языке, что и другие обитатели страны, и их отличал от последних в лингвистическом отношении только своеобразный акцент, знаменитый «Irish brogue», подвергавшийся насмешкам и злобным и добродушным.

Таким образом, языковой преграды перед ирландцами в Америке не стояло. Казалось бы, это должно было ускорить их ассимиляцию, даже растворение в окружающей англоязычной среде. Так произошло, например, с англичанами, которые значительными массами вливались в население США и в середине и в конце XIX в., не возбудив нигде «английского вопроса». Между тем, исследователи отмечают большую, чем у других иммигрантских групп, обособленность ирландцев в культурном и бытовом отношениях. В Бостоне, например, который, как указывалось выше, был крупнейшим ирландским центром, смешанные браки встречались в ирландской среде реже, чем в других этнических группах, не исключая даже негров. Разумеется, во втором поколении это обособление, как и у других иммигрантских групп, в значительной мере теряло силу, но для поколения массовой ирландской иммиграции середины XIX в. оно было весьма существенно. Чем же объяснить его?

Сплоченность ирландской национальной группы вызывалась рядом причин, из которых важнейшей представляется специфическая связь с родиной, определявшаяся тем, что родина эта подвергалась национальному угнетению, политическому, экономическому и религиозному, что там непрерывно шла борьба против этого угнетения, тем, наконец, что постоянные связи с Ирландией, непрерывный поток новых переселенцев оттуда поддерживали неугасающий интерес к ее борьбе и практическое участие в ней. «Вы знаете, — докладывал нью-йоркский католический архиепископ Хьюз римской курии в 1858 г., — как нежна привязанность, которую хранят ирландцы к родной земле, и привязанность эта становится, как будто бы, тем сильнее, чем дальше они от ее берегов и чем дольше отсутствуют».

Ирландская культура и театр в Америке

Тоску по родине знали и другие иммигрантские группы, и у них слагали песни о родной земле, но особой яркости достигло народное творчество подобного рода у ирландцев. Вот один пример — фольклорное стихотворение в обработке американо-ирландского литератора, пишущего под псевдонимом Джерри Джингль.

Песни в гаком духе и патриотические ирландские песни получили широкое распространение среди американского населения вообще, наряду с ирландскими любовными песнями и танцами (особенно джигой), которые были чрезвычайно популярны в США.

В ирландских пьесах, которые игрались на американской сцене (а их было немало, и они пользовались успехом), действие происходило в Ирландии, обычными же персонажами бывали девушка и ирландский бунтарь, против которых действовали жестокий лэндлорд и полицейский осведомитель. При этом патриотический сюжет и мелодраматические ситуации сочетались с песенками, танцами и грубоватыми шутками. В этом театре завоевал славу популярнейший актер-ирландец Барни Вильямс.

С 50-х годов действие ирландских пьес уже стало переноситься в Америку. В пьесе из времен войны за независимость «Ирландец-Янки», где главную роль играл Барни Вильямс, провозглашался и американский и ирладский патриотизм. В число персонажей подобных пьес вводились американцы-янки, которые противопоставлялись ирландцам, причем характерные черты тех и других утрировались: ирландцы фигурировали в отрепьях и зачастую дрались.

Все это свидетельствовало не только о приспособлении иммигрантов к американской жизни, но и о приспособлении театра к не слишком утонченным вкусам американской публики.

Этими и другими путями культура ирландской национальной группы, как принесенная из Ирландии, так и развитая в Америке, да и самые традиции ирландской революционной борьбы, пронизывавшие всю жизнь ирландцев в Америке, оказывали влияние на культуру американской нации и видоизменяли ее.

Финансы ирландской диаспоры

Приехав в Америку, ирландцы продолжали прежнюю борьбу с гнетом и нищетой в Ирландии. Прежде всего они посылали родственникам деньги — чаще всего, чтобы помочь им переселиться в Америку, но также на уплату аренды, на хозяйственные расходы, на погашение долга лавочнику и т. д. Таким способом в Ирландию притекали из США огромные суммы — в первой половине 50-х годов они составляли от 1 до 2 млн. ф. ст. в год.

В 1850 г. в Нью-Йорке образовался для пересылки этих денег особый «Эмигрантский промышленный сберегательный банк», которым управляли финансисты-ирландцы. Он и подобные ему организации извлекали немалый доход из платежей за отправку денег в Ирландию. На ней же наживались и посредством жульнических махинаций. О том, насколько они были распространены, свидетельствует объявление, помещенное «Ирландским эмигрантским обществом» «в Нью-Йорк Дейли Трибюн» в 1854 г., когда ирландские денежные переводы достигли наивысшей для того периода суммы. Ссылаясь на многочисленные злоупотребления с пересылкой денег в Ирландию, общество извещало, что берет это дело на себя, притом за недорогую цену.

Некоторые буржуазные авторы пытаются нищету американских ирландцев объяснить пересылкой ими на родину больших сумм. Согласиться с этой точкой зрения нельзя, бедность ирландцев, как отмечено выше, вызывалась гораздо более глубокими причинами, и непозволительно обвинять в ней самих ирландцев. Однако заработки ирландских землекопов и служанок были невелики и систематически выделять из них денежные суммы было трудно. Денежная зарплата служанок составляла в 40-х годах от 6 до 10 долларов в месяц. В 1852 г. «Нью-Йорк Дейли Трибюн» сообщала, что питтебургские служанки за 6 месяцев послали в Ирландию 35 тыс. долл., а ирландцы Сент-Луиса за год — 140 тыс. долл. Деньги пересылались преимущественно небольшими суммами, исходили главным образом от чернорабочих и служанок, больше всего от последних, и попадали в семьи ирландских бедняков и батраков на родине. При этом самыми усердными оказались вновь прибывшие иммигранты. Большая часть денег посылалась к рождеству и пасхе. В Ирландии различали «американские деньги», которые оставались в Ирландии и на которые продержалась не одна крестьянская семья на западе и юге острова, и «деньги на проезд» родственника в Америку. Прибыв на место, новый иммигрант обычно отрабатывал «проездные деньги», или посылал их в Ирландию на переезд в США следующего члена семьи. Такова была характерная для ирландской национальной группы механика эмиграции.

Различные ирландские организации устраивали в США сборы денег в пользу Ирландии. Так, например, в 1862 г., в разгар гражданской войны, особое нью-йоркское общество, во главе с Торманом собирало деньги для обнищавших крестьян Запада и Юга Ирландии. На собрании этого общества Торман заявил, что значительная часть посланных средств собрана у «служанок и трудящихся классов». Собирались деньги для действовавших в Ирландии политических, преимущественно национально-освободительных, организаций.

Интенсивность связи ирландских иммигрантов с Родиной может в некоторой степени быть измерена объективным показателем — письмом. В 50 — 60-х годах из США в Ирландию ежегодно посылалось почти 2 млн. писем. В 1854 г. каждая вторая ирландская семья получила письмо из Америки. Если учесть, что от трети до половины населения Ирландии того времени не знало грамоты, что вряд ли уровень грамотности американских ирландцев был намного выше, что всего их было 1,6 млн. человек; если учесть также медленность сообщения между Америкой и Европой, то нельзя не признать, что связь была чрезвычайно тесной. Так называемые «американские письма» явились важным элементом в механике эмиграционного процесса.

Общества и организации ирландских иммигрантов

Общества и организации ирландских иммигрантов

Среди ирландских иммигрантов существовали разные общества и организации. О профсоюзах ирландских рабочих говорилось уже выше, и можно было бы назвать еще целый ряд их. Были общества взаимопомощи. Так, в Гарлеме существовало ирландское общество взаимопомощи на случай болезней и похорон. Диккенс описывает особую колонну ирландского общества трезвости и, которую он видел на параде обществ трезвости в Цинциннати. В этой колонне демонстранты шли с зелеными шарфами, арфой и портретом отца Мэтью. Было много ирландских военных отрядов, которые часто входили в состав ополчения (милиции) отдельных штатов. Правда, это не было особенностью ирландцев — вооруженные отряды имелись и у других национальных групп иммигрантов, да и вообще в накаленной обстановке кануна гражданской войны таких отрядов появилось очень много, но ирландцы особенно охотно вступали в них, имея в виду не только и не столько деятельность в США, сколько вооруженную борьбу за освобождение Ирландии. На одном ирландском митинге оратор высказался «за организацию ирландцев в Америке в военную силу, которая могла бы помериться с британской силой, когда наступит возможность».

В 1854 г. «Ирландская гражданская ассоциация» выставила, по словам корреспондента «Нью-Йорк Дейли Трибюн», в качестве одной из своих целей «приобретение военных знаний и опыта, так чтобы, если представится удобный случай…, они могли использовать свою силу против старого врага — Англии, — либо ради Соединенных Штатов, либо ради освобождения Ирландии».

Особую роль играли ирландские национальные организации, ставившие своей основной целью освобождение родины. К ним можно причислить, например, «Гибернийский орден», возникший в 1851 г. а также «Общество помощи ирландским эмигрантам», созданное в 1855 г. и, в действительности, имевшее целью освобождение Ирландии.

В 1852 г. объединились на американской земле в одну организацию участники ирландского восстания 1848 г. Тремя годами позже в Нью-Йорке было созвано «Национальное совещание» ирландцев, на котором бурно обсуждались планы вторжения в Ирландию из Америки. В 1853 г. образовалось «Общество памятника Эмметту», ирландскому революционеру, казненному в 1802 г. Под постройкой памятника понималось, в соответствии с последней волей Эмметта, освобождение Ирландии. Революционные настроения — в смысле антианглийской революции в Ирландии — были широко распространены среди ирландских иммигрантов.

Американские ирландцы бережно хранили и культивировали традиции ирландской освободительной борьбы. Среди них, например, бытовала песня «Кто боится говорить о 98 годе?», (посвященная разразившемуся в Ирландии в 1798 г. восстанию. О том же восстании напоминала вывеска на трактире: «Дом 98 года». Конечно, гораздо свежее были воспоминания о недавнем восстании 1848 г., немало участников которого теми или иными путями попало в США. В Америке устраивались митинги, велась кампания за освобождение заключенных в английских тюрьмах деятелей этого восстания. С соответствующими просьбами ирландские организации обращались и к американскому правительству. Ирландским революционерам, вырвавшимся из рук англичан, был обеспечен в США теплый прием. Кроме, само собой разумеется, ирландцев, их как борцов за освобождение приветствовали передовые слои американского общества, находившиеся к тому же под свежим впечатлением европейской революции 1848 г. Ирландцев приветствовали тем горячее, что в широких массах американского народа была сильна укоренившаяся с XVIII в. и постоянно пробуждавшаяся вновь вражда к Англии.

Когда в 1852 г. в США прибыл, бежав из австралийской ссылки, видный деятель восстания 1848 г. Мигер, ему устроили восторженную встречу. Его наперебой приглашали к себе ирландские общества и муниципалитеты разных городов. Он принимал парад ирландских вооруженных отрядов. В его честь устраивали банкеты, а на публичных лекциях, которые он стал читать, отбоя не было от слушателей. Приветствовали Мигера и ирландские рабочие организации, например, союз портных, и представители рабочей организации «Индустриальный конгресс».

Девять лет спустя в Нью-Йорке произошли огромные демонстрации в связи с перевозкой в Дублин праха ирландского изгнанника Мак Мануса, умершего в Америке. А когда гроб прибыл в Ирландию, там начались колоссальные похоронные демонстрации, организованные фениями.

Ирландское республиканское братство

Фенианское движение («Ирландское революционное братство» или «Ирландское республиканское братство») возникло в конце 50-х годов в США, а затем уже в Ирландии. Эта организация, ставившая своей целью создание в Ирландии демократической республики путем вооруженной борьбы, была, бесспорно, крупнейшей и значительнейшей организацией американских ирландцев. От прежних ирландских национальных организаций она отличалась прежде всего своими социалистическими тенденциями. Большую часть американских фениев (а их во время гражданской войны в США было 15—20 тыс. человек ) составляли рабочие и низшие слои трудящихся: приказчики, батраки, прислуга. Но руководили организацией прежние «люди 1848 года», и движение в целом носило мелкобуржуазный характер.

Вся деятельность фениев была нацелена на подготовку вооруженного восстания в Ирландии. Для этого с членов братства собирались взносы (1 долл, вступительного взноса, т.е. обычный дневной заработок американского рабочего, 50 центов ежемесячно, а позже взнос был увеличен еще на 5 долл, в год). Кроме денег, в Ирландию посылались оружие и литература. В течение нескольких лет фенианские газеты выходили только в Америке. Одно время руководящие органы американских фениев даже конституировались как эмигрантское правительство Ирландской республики и выпускали от ее имени ассигнации. Особую активность проявили фении во время гражданской войны в США. Они поощряли участие в ней ирландских масс, чтобы обучить военному делу кадры будущих участников ирландского восстания. «Сотни тысяч ирландских солдат и офицеров, принявших участие в этой войне, — писал Энгельс, — делали это с задней мыслью подготовить армию для освобождения Ирландии». Фении набирали членов своей организации среди ирландских солдат, и половина фенианских организаций находилась в армии. Даже на территории Ирландии вербовались с участием фениев солдаты в армию Севера. Американское правительство прямо или косвенно поощряло эту деятельность фениев, так как она увеличивала его военный потенциал и привлекала сплоченное ирландское население на защиту дела Севера. Кроме того, некоторые правительственные деятели имели на фениев свои виды, о чем речь пойдет ниже.

Примкнувший к фениям Мигер, который командовал ирландской бригадой и стал самым популярным ирландским генералом гражданской войны, публично заявил в июле 1862 г., что ирландский солдат, что бы с ним ни происходило, всегда думает только об Ирландии. Тем же духом проникнута песня ирландских солдат, сложенная во время гражданской войны.

Оружие, оставшееся после гражданской войны у ее ирландских участников, было также использовано для борьбы за освобождение Ирландии. В частности, оно нашло себе применение при попытках фениев вторгнуться в Канаду — английское владение — в 1866 и 1870 гг.

Некоторые американские авторы полагают, что преданность американских ирландцев покинутой родине и активное участие в ее борьбе помешала им развить свою национальную культуру в США, создать «айришизм». Однако эта точка зрения представляется противоречащей исторической действительности. Именно действенная и интенсивная связь с Родиной позволяла американским ирландцам в течение долгого времени сохранять национальную культуру и традиции, развивать их в новой обстановке. Не будь ее, они при отсутствии языкового барьера в гораздо меньшей степени оставались бы ирландцами. После первой мировой войны и образования на территории Ирландии самостоятельного ирландского государства связи американских ирландцев с родиной значительно ослабели, а ирландские общества в США стали терять свой национальный характер и вырождаться в католические организации реакционного толка.

То же преобладание идеи освобождения Ирландии во всей духовной жизни американских ирландцев затрудняло размежевание классовых сил в их среде и притупляло классовую борьбу. Видимость национального единства в борьбе за свержение английского ига не позволяла трудовым массам ирландских иммигрантов — а они составляли подавляющее большинство ирландского населения Америки — освободиться от влияния ирландских буржуа, адвокатов и священников. Этим в значительной мере тормозился рост классового сознания ирландских рабочих и классовой их солидарности с американскими рабочими других национальностей. К 50 — 60-м годам прошлого века можно в большой степени отнести характеристику, данную ирландскому движению в США секретарем компартии Ирландии С. Мэрри: «Слабость заключалась в том, что как на Родине, так и в США борьбой ирландцев руководили адвокаты, профессора и дельцы из ирландской буржуазии, а не революционные рабочие, их деревенские союзники и фермеры».

Проекты ирландского государства на территории США

При ориентации на освобождение Ирландии в среде ирландских иммигрантов неоднократно возникали, однако, проекты сосредоточить американских ирландцев в одном географическом районе с тем, чтобы (эта идея сквозила более или менее открыто) создать там ирландскую государственность. Еще в 1818 г. такой проект натолкнулся на отказ конгресса США. Это был принципиальный отказ, повторенный затем по адресу немецких иммигрантов, когда подобный проект был представлен с их стороны. Такая политика исключала создание законом национальных территорий в США и стремилась предотвратить превращение США в многонациональное государство. Она ускоряла ассимиляцию иммигрантского населения коренным. Можно согласиться с замечанием историка иммиграции М. Л. Хансена по поводу постановления, принятого в 1818 г.: «Вероятно, ни одно решение в истории американской иммиграционной политики не имеет более глубокого значения».

Впрочем, среди иммигрантов проекты указанного рода возникали снова и снова. В 1850 г., например, в разгар «голодной эмиграции» из Ирландии, «Нью-Йорк Дейли Трибюн» сообщила, что католический священник Маллен купил в Айове 25 000 акров, на которых намерен поселить ирландских эмигрантов. Самый же известный проект связан с «Конференцией помощи иммигрантам», созванной в 1856 г. в Буффало. Конференция должна была, по замыслу ее организаторов, положить начало организованному переселению ирландцев из городов Востока на земли Запада и созданию ирландского сельскохозяйственного района. Предполагалось покупать землю через акционерное общество, на что думали получить средства от богатых ирландцев, и продавать эту землю в рассрочку беднякам. С течением времени в новом районе должно было возникнуть ирландское государство под влиянием католической церкви. Конференция, на которой присутствовало 95 делегатов, в том числе 43 из Канады, была организована католическим духовенством Айовы и левокатолическими кругами Востока.

Этот проект, и без того трудно осуществимый, сразу же встретил решительное сопротивление католической иерархии на Востоке во главе с весьма влиятельным архиепископом нью-йоркским Хьюзом. Хьюз писал, что ирландцы не умеют поднимать целину, что на Западе — нездоровый климат, что поселенцы окажутся «вдалеке от церкви, вдалеке от школы, от почтовой конторы, от врача, от соседей». Католические церковники Востока вовсе не желали лишиться своей паствы, столь удобно для них сосредоточенной в доходных домах-трущобах портовых городов атлантического побережья, как не хотела, вероятно, лишаться клиентуры ирландская буржуазия этих городов. Резкость атаки клерикалов усугублялась враждой католической иерархии к либеральным католикам — организаторам конференции в Буффало.

Спустя два года одна из нью-йоркских ирландских газет напечатала предложение купить — опять же па деньги восточного акционерского общества — один из штатов Мексики и создать там независимую Ирландскую республику. А во время гражданской войны, в 1863 г., правительство получило из ирландских кругов предложение образовать на Западе «Новую Ирландию» и назначить ее губернатором генерала-ирландца Мигера. Когда в 1865 г. Мигер (по всей вероятности, независимо от упомянутого предложения) был назначен секретарем территории Монтана, он заявил, что намерен заселить Монтану ирландцами и привезти туда католических священников.

Все эти проекты мало к чему привели, и заметную роль в этом сыграло сопротивление католической церкви, весьма влиятельной среди ирландского населения США.

Автор: Богина Ш. А.

1 комментарий
  1. У меня сложилось впечатление, что потомков ирландцев в США живет очень много. Но думаю, большинство из них сейчас не называет себя ирландцами. Наверняка, все они сейчас американцы.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*