Ирландцы в США


Ирландцы, наряду с немцами, составляли в середине XIX в. основную часть иммигрантского населения США. Они переселялись в Америку еще с XVII столетия, но большие размеры их эмиграция приняла во второй четверти XIX в. Всегда она тем или иным образом обусловливалась национальным угнетением, которому подвергалась Ирландия со стороны правящих классов Англии. А с конца 40-х годов начался массовый исход из Ирландии. За 8 лет в США переселилась треть всех иммигрантов-ирландцев, переехавших туда в течение 80 лет, с 1820 по 1900 г. Толчок к этому массовому переселению дал голод 1845 — 1848 гг., вызванный длительным неурожаем картофеля — основной пищи ирландского населения — и зерновых хлебов.

Из восьмимиллионного населения Ирландии более миллиона погибло, примерно столько же выселилось. Неурожай мог привести к столь катастрофическим последствиям из-за губительного для Ирландии английского хозяйничанья. «Англия веками порабощала Ирландию, — писал В. И. Ленин, — доводила ирландских крестьян до неслыханных мучений голода и вымирания от голода, сгоняла их с земли, заставляла сотнями тысяч и миллионами покидать Родину и выселяться в Америку… Ирландия обезлюдела».

ирландцы в США

Кроме людей, которых гнала нужда, за океан бежали от политических преследований ирландские революционеры: иных высылали туда английские власти. Революционная эмиграция приобрела особенно значительный характер в результате неудачи восстания 1848 г.

Состав ирландской эмиграции в США

В классовом отношении ирландская эмиграция была преимущественно крестьянской. Разорившиеся, обнищавшие крестьяне не имели средств подыскать себе работу получше и уехать в глубь США. Они не имели квалификации, какой обладали, например, многие английские и французские рабочие, приезжавшие в США в середине века. «Ирландская эмиграция бедна, — писал современник, — ирландский эмигрант согласен на чужой земле на любую работу, какую ему предлагают».

Обычно иммигранты-ирландцы имели опыт сельскохозяйственной работы. Но в Америке на земле осела незначительная часть их — в штатах Иллинойс, Канзас и др. Почему случилось так? Многие американские буржуазные авторы пытались объяснить это общительностью «кельтской расы», склонностью ирландцев жить в больших городах, среди соплеменников и т.п. Однако дело обстояло гораздо проще. Суть его можно найти в отчете висконсинского уполномоченного по эмиграции Германа Хертеля за 1853 г. Хертель имел поручение привлекать иммигрантов на земли заселявшегося в то время штата Висконсин. Выясняя, почему в его контору является так мало ирландцев, он пришел к выводу, «что большая часть их прибывает с ограниченными средствами, и поэтому склонна хвататься ради пропитания за первую же предлагаемую работу, а такая работа в изобилии предоставляется железными дорогами и другими значительными предприятиями».

Для того чтобы переселиться на свободные земли Запада, нужны были — даже при даровой или дешевой земле — средства: на переезд, на инвентарь, на семена, на скот и т. п. Не располагая такими средствами, ирландцы вынуждены были оставаться в портовых городах Востока. Они становились по преимуществу чернорабочими, брались за самую тяжелую, грязную, плохо оплачиваемую работу. Они стояли в США на самой низкой ступени общественной лестницы, иногда даже ниже негров-рабов или на уровне, сравнимом с уровнем последних. Это можно было наблюдать как раз на Юге, где именно вследствие рабовладения иммигрантов вообще было мало.

Путешествовавший по Югу в 50-х годах журналист-северянин Ф. Л. Олмстед сообщает о ряде случаев, когда южные рабовладельцы использовали ирландцев наряду с неграми или вместо них. У одного виргинского плантатора работала на осушке полей артель ирландцев. Плантатор считал, что негры работали бы лучше, но «работа опасная, а жизнь негра слишком ценна, чтобы рисковать ею на такой работе. Если умрет негр, то это, знаете ли, изрядный убыток». Еще более прямое разъяснение получил Олмстед в Алабаме, где негры и ирландцы грузили хлопок на речное судно, причем ирландцы проделывали более опасную операцию. «Негры слишком дорого стоят, чтобы рисковать ими здесь; если Пэдди вылетят за борт или переломают себе спины, то никто ничего не потеряет». Платили ирландцам и неграм на судне одинаково, но работу давали особую и кормили тоже по отдельности, стараясь, по общеамериканскому образцу, обособить их и натравить друг на друга.

Как и негры, ирландцы работали в гостиницах Юга. В Новом Орлеане, крупном иммиграционном порту, они накануне гражданской войны даже вытесняли негритянский обслуживающий персонал из гостиниц. Белыми рабочими городов Юга чаще всего бывали европейские иммигранты, прежде всего ирландцы. В краю, где господствующая идеология признавала труд уделом негров, с неграми соревновались в труде только эти иммигранты. Недаром низшие слои ирландских рабочих называли «ирландскими черномазыми».

Ирландцы — главные строители каналов и железных дорог

Рытье каналов, которых особенно много сооружалось в первой половине XIX в., и прокладка дорог были по преимуществу делом ирландцев. «Вряд ли построили в Соединенных Штатах до гражданской войны хоть один канал без ирландских рабочих», — пишет историк иммиграции Карл Виттке. Многие ирландцы строили в 50 — 60-х годах американские железные дороги. О постройке дороги «Юнион Пасифик», где наряду с мексиканцами, китайцами и немцами работали ирландцы — участники гражданской войны была сложена народная песня «Бедный Пэдди, он работает на железной дороге». Строили они и железную дорогу через Панамский перешеек — за пределами США. Переселившийся в США немецкий коммунист Клусс писал в Европу, что, по достоверным сведениям, из Нью-Йорка в 1851 г. каждые 6 недель отправлялось судно, набитое ирландцами. Они предназначались для замены на стройке Панамского канала прежних землекопов, которые в тамошних климатических условиях мерли, как мухи.

Рабочие нанимались на эти работы артелями, иногда землячествами, причем иногда их вербовали даже в самой Ирландии. Артели нередко соперничали, между ними случались ссоры, и драки, чем пользовались хозяева и подрядчики для снижения заработной платы. Последние и сами подстрекали рабочих к дракам, чтобы не уплачивать им заработанного. Платили рабочим мало. Продукты продавали через хозяйские лавки, нередко в счет зарплаты выдавали виски. Рабочих спаивали и эксплуатировали бесстыдно. В Америке сложилась о железных дорогах пословица, что там «под каждой шпалой погребен ирландец».

Постройка американских железных дорог и каналов, впрочем, позволила некоторым ирландцам осесть на землю, теперь уже в США: они получали от компаний в счет заработка или за недорогую цену земельные участки. Так образовалась прослойка ирландских фермеров в Иллинойсе. В штате Висконсин к 1850 г. было 21000 ирландских фермеров, а к 1860 г. — 50000.

Но гораздо большее число строителей дорог и каналов оставалось по окончании работы в районе строительства — во вновь возникавших городах и поселках, на новых предприятиях. Так, например, образовались ирландские кварталы Чикаго — первые рабочие кварталы этого города. Так возникли многочисленные «Дублины» в промышленных городах восточных штатов. Ирландцы-чернорабочие становились фабричными рабочими. Из них в значительной степени формировался кадровый промышленный пролетариат США.

ирландская диаспора в США

Разумеется, далеко не все ирландские рабочие начинали со строительства дорог и каналов. Многие сначала попадали на черную работу в городах, особенно в портах высадки — Нью-Йорке, Бостоне и др. Иные сразу поступали на фабрики. В ирландской иммиграции особенно велика была доля женщин, и женщины в большей степени занимались трудом по найму, чем у других групп иммигрантов. Ирландки работали в легкой промышленности Новой Англии и Среднеатлантических штатов, причем на самых невыгодных условиях. В Бостоне они составляли большинство швей-надомниц и трудились за мизерную плату от зари до зари. Во время гражданской войны, когда в связи с уходом мужчин на фронт и военными заказами рабочей силы не хватало, женский труд в значительной мере заменил мужской. На бостонских фабриках готового платья, которые впервые появились незадолго до гражданской войны, большинство работниц составляли ирландки.

Однако массовой профессией ирландок была работа в качестве прислуги. Факт этот вошел в пословицу. Положение служанки было так же характерно для ирландской девушки, как положение строителя каналов и дорог — для ирландца-мужчины. Пэдди роет землю, а Бриджит — в прислугах. Это было своего рода стандартом для ирландцев.

Диккенс, посетивший США в 1842 г., увидев из окна гостиницы двух рабочих, воскликнул: «Оба ирландцы!… Трудно было бы действовать вашим образцовым республикам без земляков и землячек этих двух рабочих. Ибо кто другой стал бы копать, рыть, делать черную работу, заниматься домашним хозяйством, прокладывать каналы и дороги..?»

В старейших промышленных районах США, например, в Новой Англии, ирландцы и ирландки вытесняли с фабрик местных уроженцев — сыновей и дочерей фермеров, работавших на фабриках временно (затем они обычно вновь возвращались на фермы).

Ирландцам платили меньше и брали их тем охотнее, что с развитием промышленности в США, внедрением машинной системы и расчленением производственного процесса на отдельные операции от рабочих не требовалось большой квалификации. Так происходило, например, на текстильных фабриках Лоуэлла, в штате Массачусетс.

Промышленный переворот совершался в Америке в значительной степени благодаря притоку дешевой рабочей силы иммигрантов, и больше всего это относилось к Новой Англии и Среднеатлантическим штатам. Среди иммигрантов ирландцы составляли большинство — 1,6 млн. человек, или 38,9%.

Говоря в письме Шлютеру об «исключительном положении коренных американских рабочих», Энгельс писал: «До 1848 года о постоянном коренном рабочем классе можно было говорить только в виде исключения: немногочисленные первые его представители в городах на Востоке все еще могли надеяться превратиться в крестьян или буржуа». Ирландцы, захватывавшие, по выражению К. Виттке, промышленные города Востока США в середине XIX в., не имели другого источника существования и другого выхода, кроме работы ка фабрике. У них не было «деревни», куда они могли бы вернуться. И именно они создали первые массовые кадры фабричного пролетариата, лишенного какой бы то ни было собственности на средства производства. Между ними и предпринимателями уже ни в какой мере не были возможны патриархальные отношения, сохранявшиеся еще подчас на предприятиях при прежнем составе рабочих. Разделение на классы, классовый антагонизм обозначились четко; антагонизм усугублялся национальной враждой.

Отмеченные процессы наиболее характерны для Массачусеттса, средоточия текстильной, обувной, швейной промышленности и крупного центра ирландской иммиграции, да и для всей Новой Англии, где ирландцы «были к 1860 г. господствующим рабочим элементом в промышленных районах». В иной форме и несколько иной степени те же тенденции проявлялись в Нью-Йорке, крупнейшем иммиграционном порту, где каждый четвертый житель был ирландцем и где благодаря тому же дешевому иммигрантскому труду большое развитие получила домашняя система промышленности. В Нью-Йорке было очень много рабочих-иммигрантов, но 87% их составляли в 1855 г. ирландцы. Они работали в судостроительной промышленности, на стройках, рыболовных промыслах. На стройках, среди рабочих иностранного происхождения было много ирландских каменщиков, штукатуров, маляров. Треть нью-йоркских сапожников и большинство извозчиков, ломовиков и конюхов были ирландцами.

Ирландцы в полиции и в пожарных командах

Существовали, однако, две области, в которых подвизались по преимуществу нью-йоркские ирландцы. Это были пожарное дело и полиция. Подвиги пожарных бригад были предметом особой гордости ирландского населения. Служба в полиции не требовала квалификации или познаний, и на нее можно было устроиться через местных «боссов» демократической партии, которая использовала ирландцев в своих политических целях во время выборов и т. д. В 1855 г. более трети нью-йоркских полицейских были иммигранты, а из них 3/4 составляли ирландцы. Пожарный и полицейский стали традиционными ирландскими профессиями.

Если Новая Англия и Нью-Йорк были главными средоточиями ирландских фабричных и ремесленных рабочих, то в Пенсильвании, на угольных шахтах, работало много горняков-ирландцев. Этот старейший промышленный район стал очагом ряда пролетарских организаций, в частности, ирландских рабочих обществ.

Изложенный выше материал приводит, казалось бы, к заключению, что все ирландские иммигранты принадлежали к рабочему классу или, во всяком случае, к трудящимся, к низшим слоям населения. Оскар Хэндлин пишет, что только ирландцы «были прикованы промышленным расслоением к одному экономическому классу». Однако этот вывод чересчур суммарный и потому односторонний. Американские буржуазные ученые—исследователи иммиграции склонны пренебрегать классовым расслоением в среде иммигрантских групп и выделять только общие для всей группы этнические особенности. Ирландцы представляли собою в середине XIX в. самую монолитную по классовому составу национальную группу в США, исключая негров, в том смысле, что большинство их принадлежало к трудящимся и даже более определенно — к рабочему классу. В этом смысле их можно сравнить, учитывая изменение исторической обстановки, с современным негритянским населением США. Но однородной в общественном смысле массой ирландцы не были, среди них имелось классовое расслоение, и происходило оно уже главным образом на американской почве. Выделялась ирландская буржуазия, эксплуатировавшая прежде всего ирландское трудовое население. Чаще всего это была средняя и мелкая буржуазия.

современные ирландцы в США

Ирландские предприниматели

Можно, пожалуй, сказать, что у ирландской буржуазии была типичная специальность, вошедшая в традицию. Это было содержание трактиров и пивных — «салунов». Посещала такие салуны главным образом ирландская беднота. Трактиры играли для ирландских рабочих прямо-таки зловещую роль. Пьянство было очень распространено среди ирландских бедняков. Полунищие рабочие оказывались в долгу у трактирщика, который таким путем получал возможность закабалить их экономически, а подчас и политически — трактирщики обычно бывали связаны с «боссами» демократической партии, а «салуны» нередко являлись очагами реакционной пропаганды. Трактирщик был влиятельной фигурой в ирландских кварталах.

Ирландским же хозяйчикам принадлежали многочисленные «boarding houses» — низкосортные гостиницы для вновь прибывших иммигрантов. Зазывалы из этих гостиниц посылались на пристань, к пароходам, и приводили с собой клиентов-ирландцев. У хозяина-соотечественника эти новички нередко оставляли за долги все свои гроши и скарб. Часто хозяин служил агентом у компаний, нуждавшихся в рабочей силе, и новички прямо от него попадали в лапы вербовщиков, которые за мизерную плату нанимали их на тяжелую работу.

Много было ирландских торговцев, лавки которых помещались главным образом в ирландских кварталах и обслуживали покупателей-ирландцев. Подрядчики на железных дорогах и каналах тоже зачастую бывали ирландцами. Они сколачивали ирландские бригады и без большого труда обирали рабочих-соотечественников. Ирландцы в Нью-Йорке держали конюшни, бывали скупщиками у кустарей-надомников.

Иногда ирландцам принадлежали промышленные предприятия, например в Бостоне. Были и мелкие ирландские банки. Но в основном ирландская буржуазия середины XIX в. занималась посредничеством, торговлей, причем действовала преимущественно среди соотечественников. И здесь напрашивается параллель с современной, сравнительно малочисленной, негритянской буржуазией США.

Особо следует отметить прослойку ирландской интеллигенции. В США все время, особенно после восстания 1848 г., прибывали ирландские революционеры и политические изгнанники. Многие из них выпускали в Америке ирландские газеты. Конечно, далеко не все ирландские интеллигенты были революционерами. Весьма многочисленны были католические священники. Зачастую они специально посылались из Ирландии в ирландско-американские приходы.

Кризисы, забастовки и профсоюзы

Формировавшийся в США ирландский пролетариат оказался в трудных условиях — тяжелая работа, долгий рабочий день, низкая заработная плата, безработица, несмотря на нехватку рабочей силы по стране в целом, постоянно имевшаяся в иммигрантских центрах Востока. В 50-е годы к этому прибавилась дороговизна, вызванная притоком открытого в Калифорнии золота. Промышленные кризисы 1854, 1857, 1860 гг. — а США уже вступили к этому времени в пору циклических кризисов — прежде всего и тяжелее всего отзывались на чернорабочих и безработных. Первые годы гражданской войны также ознаменовались резким хозяйственным спадом. В имевшиеся уже американские профсоюзы, которые объединяли квалифицированных рабочих, часто ремесленников, ирландцы, будучи неквалифицированными рабочими, как правило, попасть не могли. Иногда хозяева использовали их даже как штрейкбрехеров. Так было, например, в 1851 г., когда только что прибывших из Ирландии иммигрантов наняли на одну из текстильных фабрик Массачусетса, где проходила забастовка. Такие средства, как наем штрейкбрехеров одной национальности для подавления стачки рабочих другой национальности стали классическим приемом американской буржуазии, который применялся ею и десятилетия спустя. «А ваша буржуазия,— писал Энгельс Шлютеру в Америку, — умеет еще гораздо лучше, чем австрийское правительство, натравливать одну национальность на другую — евреев, итальянцев, чехов и т.д. на немцев и ирландцев, и каждого из них против всех остальных».

В ряде случаев ирландские рабочие создавали свои профсоюзы и общества взаимопомощи. Известны ирландские союзы портовых грузчиков, рабочих каменоломен и др. В Бостоне был союз докеров-ирландцев, который во время гражданской войны усилился, и ирландские общества взаимопомощи. Возникали ирландские рабочие организации и на строительстве каналов и дорог, но они носили, видимо, примитивный характер и быстро распадались. Рабочие-ирландцы на этих стройках часто поднимались против невыносимых условий труда, иногда бастовали. В тогдашней печати, да и во многих позднейших исторических трудах все эти выступления заодно с пьяными стычками пренебрежительно заносились в рубрику «беспорядков» (riots). Но современные американские исследователи, даже буржуазные, уже допускают предположение, что многие, так называемые, ирландские беспорядки, в действительности, были неорганизованными и безрезультатными стачками».

Прогрессивный историк американского рабочего движения Ф. Фонер пишет об ирландском рабочем движении тех лет: «Так как многие ирландские иммигранты были неквалифицированными, то для них был закрыт доступ в союзы 50-х годов, по составу исключительно ремесленные. Хотя у большинства ирландских рабочих был только незначительный опыт участия в профессиональном движении, все же вековая борьба у себя на родине подготовила их к боям в Америке. Правда, эта деятельность часто носила характер вспышки возмущения против гнета, которая угасала, не оставляя после себя постоянной организации. Но мало рабочих проявляли такую стойкость во время забастовок, как ирландцы, работавшие на каналах и постройке железных дорог».

Характерна одна забастовка, происшедшая в нью-йоркском порту летом 1862 г., в разгар гражданской войны; 2000 грузчиков зерна прекратили работу, требуя, чтобы хозяева отказались от использования подъемных машин. Начались уличные демонстрации. Секретарем бастующих был Патрик О’Халлорач, судя по имени и фамилии, ирландец. К ирландцам же принадлежало, по-видимому, большинство стачечников, о чем свидетельствуют упоминавшиеся в печати фамилии ряда активистов и насмешливая характеристика, данная стачке газетой «Нью-Йорк Дейли Трибюн»: «Это движение — просто движение труда против капитала, ирландских мышц против американской изобретательности». Пренебрежение газеты к «ирландским мышцам», противопоставление их не в меру возвеличенной «американской изобретательности» достаточно типично для американского буржуазного общественного мнения в ту эпоху, как и представление об ирландцах как людях физического только труда. Но требование убрать машины, свидетельствовавшее о классовой отсталости бастовавших грузчиков, вовсе не было специфически ирландским. В нем отразилась незрелость всего американского рабочего движения той поры, когда рабочие нередко видели зло в технических усовершенствованиях, а не в применявшем их капиталистическом строе. Трагедия рабочих, изгоняемых из производства новой техникой, сопровождает всю историю капитализма — от разрушителей машин до автоматизации.

Впрочем, выступая против машин, нью-йоркские грузчики отчетливо представляли себе классовую противоположность своих интересов интересам хозяйским. По сообщению репортера «Нью-Йорк Дейли Трибюн», присутствовавшего на собрании забастовщиков, один из ораторов, обращаясь к стачечникам, заявил, «что капитал намерен подняться и раздавить рабочих — грузчиков зерна. Покорятся ли они этому? (Оглушительные крики «Нет»). Он, — продолжал репортер,— сказал им, что труд — истинный капитал страны, а они действуют против мощной монополии. Он побуждал их упорно продолжать начатое дело».

Хотя хозяева терпели немалые убытки (вывоз зерна из портов Севера принял большие размеры и в известной мере возмещал почти прекратившийся во время гражданской войны вывоз хлопка), забастовка окончилась поражением рабочих.

Союз грузчиков, который организовал забастовку и в который входили, наряду с ирландцами, рабочие других народов, всячески подчеркивал свой интернациональный характер. Нередко рабочие-ирландцы вступали в общие профсоюзы американских рабочих. Так, ирландские шахтеры участвовали в «Обществе американских горняков», первом национальном горняцком союзе, созданном в 1861 г. Одним из организаторов этого союза был ирландец Мартин Берк. В последующие годы шахтерские районы Пенсильвании стали ареной классовых боев, которые благодаря участию больших групп ирландских рабочих имели своеобразный национальный оттенок. В Нью-Йорке ирландские рабочие принимали руководящее участие в союзах портных и прядильщиков. По их почину началась там забастовка портных, к которой затем примкнули портные-немцы. В Массачусеттсе, где ирландских рабочих было очень много, они входили в союзы строителей, обувщиков и стойко держались во время крупнейшей стачки обувщиков в Линне в 1860 г.

В действиях ирландских рабочих, составивших первые массовые пролетарские кадры Америки, находила выражение незрелость американского рабочего движения в середине XIX в. Но и передовые тенденции этого движения, как видно по изложенному, также проявлялись в борьбе ирландских пролетариев.

Автор: Богина Ш. А.

1 комментарий
  1. Эту часть истории США я не знал! Очень интересно было прочитать про вес и влияние ирландцев в США. Оказывается, их доля в населении была очень велика.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*