Немецкая музыка в США


Той отраслью американской культуры, куда немцы внесли наибольший вклад, была музыка. Немецкие историки националистического толка раздували этот, и без того значительный, вклад безмерно. Фауст, например, прямо заявлял, что развитием музыкального вкуса США обязаны немцам. При этом упускались из виду музыкальные традиции прежних жителей США — индейские и главным образом негритянские напевы, английские народные баллады, музыка луизианских французов, а также влияние итальянской музыки, которое имело место еще до массовой иммиграции итальянцев. Индейскими и африканскими компонентами американской музыки пренебрег при определении роли немецкой музыки историк иммиграции Виттке.

Как немецкие иммигранты изменили американскую музыкальную культуру

Бесспорно большое влияние немецких иммигрантов на американскую музыкальную культуру сказалось, быть может, прежде всего, в музыкально-организационной области. Они создали в США целый ряд музыкальных коллективов, которые положили начало традиции исполнения симфонической и хоровой музыки. Из молодых музыкантов — участников революции 1848 г. был создан оркестр «Германия». Он ездил по всей стране, и игра его отличалась высоким профессиональным мастерством. С ним выступали знаменитейшие тогда европейские артисты, гастролировавшие в Америке, — шведская певица Женни Линд и норвежский скрипач Оле Булль. Оркестр пользовался большой известностью. В 1854 г. он открыл торжества в честь национального праздника 4 июля в Нью-Йоркском Хрустальном дворце и он же дал концерт после их окончания. Уже в 1861 г. бостонский корреспондент «Нью-Йорк дейли трибюн» писал в сообщении о празднике Гарвардского университета: «Германцы» чудесно играют». Оркестр с течением времени распался, но его музыканты вступили во вновь образовавшиеся оркестры, образовав их ядро. Вообще в американских оркестрах значительную часть музыкантов составляли немцы.

Немецкая музыка в США

Из многочисленных немецких музыкальных обществ выделялся Музыкальный союз Милуоки, в оркестре которого также было много политических эмигрантов. Это общество пропагандировало, наряду с симфонической музыкой, хоры, оперы, камерные произведения.

Общества хоровой музыки

Особенно процветали в немецкой среде общества хоровой музыки. Они приняли подлинно массовый характер. В середине 50-х годов в одном штате Нью-Йорк было 37 немецких певческих обществ, а в Пенсильвании — 59. Эти общества иногда объединялись; в 50-х годах, например, существовали восточный и западный певческие союзы. Ежегодно устраивались «праздники певцов» с состязаниями хоров. Победителям выдавались призы. Здесь сказалась старая немецкая музыкальная традиция состязаний мейстерзингеров. Праздники певцов, участники которых считались гостями немцев того города, где происходило состязание, превращались в общественные события. На один такой праздник, происходивший летом 1854 г. в Балтиморе, прибыло 26 немецких музыкальных обществ только из Филадельфии и Нью-Йорка. Два дня по улицам Балтимора двигались шествия с оркестрами, а вечером — и с факелами. В заключение состоялся концерт, в котором участвовала тысяча певцов. «Наши немецкие граждане неистовствуют от возбуждения, — добавлял корреспондент «Нью-Йорк дейли трибюн», описывавший этот праздник, — и пиво нарасхват». В программу праздника входили обеды, ужины, пикники. Развевались национальные флаги — американский и трехцветный флаг единой Германии. На певческом празднике в Филадельфии в 1858 г. выступил с речью лидер демократической партии Севера Ст. Дуглас. Он превозносил благотворное воздействие немцев на американскую жизнь, явно стараясь привлечь их на сторону своей партии. Для певческих праздников строились даже особые здания, что приносило немалую выгоду немцам-подрядчикам.

Мало какие немецкие организации обходились без певческих обществ или кружков. Это относилось и к рабочим организациям. «Всеобщий рабочий союз», руководимый Вейдемейером, имел, например, наряду «с больничной кассой, союз певцов. «По случаю немецкого певческого праздника в Филадельфии собрания немецких профессиональных союзов не так многочисленны, как обычно», — сообщала «Нью-Йорк дейли Трибюн» в разделе «Рабочее движение».

Американский корреспондент Маркса А. Клусс, немецкий коммунист, торопился отпечатать полученные им из Европы стихи Фрейлиграта, чтобы распространить их среди участников происходившего в то время в Нью-Йорке певческого праздника.

Немецкая опера в Нью-Йорке

В Нью-Йорк, который благодаря приездам европейских гастролеров уже знал итальянскую и французскую оперу, была принесена опера немецкая. Труппа Аншюца, появившаяся там в 50-х годах, отличалась хорошим ансамблем, но знаменитых солистов, как в итальянской опере, не имела. Та же труппа, в репертуаре которой были Моцарт, Бетховен, Вебер, открыла сезон в Нью- Йорке в разгар гражданской войны. И в Бостоне, самом культурном и самом «европейском» городе США, прежняя англо-итальянская музыкальная культура слилась в середине века с немецкой.

Американцы привыкли к участию немцев в любых музыкальных представлениях и концертах. В заметке к открытию «музыкального конгресса» в Хрустальном дворце корреспондент «Нью-Йорк дейли трибюн», перечисляя нью-йоркских певцов, добавлял, как нечто само собою разумеющееся, «затем — немцы». Игру немецких бродячих музыкантов знали широкие городские массы. Разумеется, немцы были и усердными слушателями музыки. Страсть немцев к музыке пародийно изображена в одной из баллад о Брайтмане. Во время гражданской войны бойцы отряда Брайтмана, пробившись к церкви на вражеской территории, тут же начинают играть на органе Моцарта, Бетховена и Баха. Они тают от музыки, да и от водки, спрятанной в церковных подвалах.

Не удивительно, что массовое распространение немецкой музыки оказало большое влияние на музыкальную жизнь Америки, причем на всех уровнях, вплоть до народной песни. Одна из самых распространенных американских песен «Мэриленд, мой Мэриленд» пелась на мотив старой немецкой народной песни «О, Таппеп-Баиш».

Театр, культура и литература

Если немецкую музыку слушало и воспринимало все американское население, то немецкий драматический театр был делом и достоянием одних немцев. Театральные представления на немецком языке давались в Америке и в первой половине XIX в. Это были обычно комические пьесы невысокого уровня, которые ставились время от времени при пивных заведениях для развлечения публики. Массовая иммиграция середины века и в особенности приток революционной интеллигенции изменили это положение. Появился ряд самостоятельных театров с постоянными труппами. Они имели серьезный репертуар, в котором преобладали пьесы Шиллера. Хороший профессиональный театр был, например, в Милуоки. В одном районе Нью-Йорка, где жило 70 тыс. немцев, имелось в 1850 г. два немецких театра. Сообщая об открытии нового немецкого театра, на Чеймбер-стрит, «Нью-Йорк дейли трибюн» писала: «Помещение было переполнено». Существовали немецкие театры и в других городах с большим немецким населением. Наряду с театрами высокого уровня сохранился связанный с пивными «народный театр». Многие театральные предприятия оказывались недолговечными, в частности потому, что из пуританского ханженства им нередко запрещали давать представления по воскресеньям. Но там, где было возможно, немецкие театры давали специальные воскресные спектакли.

Вероятно, необычайное для Америки увлечение немцев музыкой породило мнение, что американские немцы другими искусствами, в том числе литературой, вообще не интересуются. Такое мнение высказал немецкий автор середины XIX в. Его развивали, хотя и не в такой категорической форме, авторы XX в. Но имеющиеся данные, по крайней мере, в части литературы, такого взгляда не подтверждают. О весьма активном интересе к изящной словесности свидетельствует тот факт, что большинство немецких политических эмигрантов писало стихи. Во всяком случае, публиковало стихи более половины учтенных Дукером в его биографическом словаре участников революции 1848 г. Стихи эти часто имели революционное и общегражданское содержание. Таким было, например, стихотворение Матильды Зорге, жены Фр. А. Зорге, «Спящий пролетариат». Такой характер носили стихи, читавшиеся на публичных состязаниях гимнастических обществ. Писались стихи и в романтическом духе германской поэзии того времени. Философски-романтические излишества этого стиля высмеивал Леланд, вплетая в свои баллады о Брайтмане сентиментальные восклицания и размышления насчет «вечности» и «абсолюта».

Чтение было в чести у немецкого населения; создавались даже «читательские общества», заводившие общественные библиотеки, в том числе рабочие читательские общества. На фермерском Западе произведения революционного поэта Фрейлиграта продавались с аукциона, причем платили за них не деньгами, которых, очевидно, не хватало, а дровами, мукой и т. п.

Классиков же немецкой литературы можно было найти в домах самых различных по социальному положению людей. Рост немецких издательств и книготорговли тоже свидетельствует о большом спросе на книги со стороны немецкого населения. Лакиер писал о немецком квартале Сент-Луиса: «В редком доме нет… немецкой книжной лавки с незатейливыми произведениями германской литературы…»

Автор: Богина Ш. А.

1 комментарий
  1. Мне, конечно, очень интересно было об этом всём почитать. Влияние иммигрантов на музыкальную культуру коренных жителей — это любопытно.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*