Немецкие национальные организации


Немецкое население США имело, как и ирландское, целый ряд разнообразных организаций, построенных по национальному признаку. Ввиду большей общественной разнородности немецкой национальной группы, ее более высокого социального, культурного и политического уровня организации эти были многочисленнее и разнообразнее, чем ирландские.

Организации помощи вновь прибывающим иммигрантам

Прежде всего возникали, как и у ирландцев, организации помощи вновь прибывающим иммигрантам. Они создавались под названием «немецкие общества» в разных городах еще с XVIII в., но особенно оживились в середине XIX в. Новоорлеанское общество, например, переправляло приезжих немцев в Техас. Нью-йоркское «Немецкое общество» немецкие газеты обвиняли в том, что им заправляют земельные спекулянты, которые навязывают переселенцам землю на невыгодных условиях. Дело приняло большую огласку и в середине 50-х годов общество распалось. Немецкие благотворительные общества содержали больницы, приюты, дома призрения и т. д.

Немецкие национальные организации в США

В середине XIX в. немецких организаций существовало множество. В маленьком немецком городке Нью-Браунфельсе, например, имелись сельскохозяйственное общество, институт механиков, музыкальное общество, общество политических дебатов и гимнастическое общество. Были немецкие пожарные дружины, хотя и не в таком количестве, как ирландские.

Немецкие организации политического характера

Разнообразны и многочисленны были немецкие организации политического характера. Некоторые возникали как прямой ответ на буйную травлю иммигрантов, организованную «незнайками». В Вильямсберге, например, образовалась в 1854 г. «немецкая независимая ассоциация», которая постановила не голосовать на выборах за «незнаек», трезвенников и их сторонников и добиваться облегчения натурализации иностранцев. Существовало множество немецких тайных обществ. Некоторые носили националистический характер, например, общество «Сыны Германа». Были масонские ложи. Против тайных обществ выступали радикальные эмигранты 1848 г., которые создавали свои организации.

В первые годы эмиграции помыслы этих радикалов были направлены в сторону Германии, а действия — на продолжение германской революции. Такой же характер имели создававшиеся ими в ту лору общества в разных городах. Как сообщал Вейдемейер Марксу в 1852 г., группа нью-йоркских немцев, сторонников мелкобуржуазного демократа Виллиха, решила организовать вооруженный отряд и потребовала у властей штата Нью-Йорк особого статута для этого отряда: не выступать против «внутренних врагов», не подчиняться офицерам-янки, а в случае революции в Германии — иметь право отправиться туда. Устраивались благотворительные базары, сборы от которых предназначались в пользу германской революции. Собирались, как и у ирландцев, пожертвования в пользу политических заключенных на родине. В 1853 г., например, производился сбор денег в пользу осужденных по кельнскому процессу коммунистов. В 1850 г. немецкая газета «Абендцайгунг» объявила сбор средств для помощи семье деятеля революции Кинкеля, заточенного в крепость Шпандау. В 1851 г. тот же Кинкель, бежавший из крепости с помощью Карла Шурца, объездил США, собирая деньги на «национальный заем» в 2 млн. долл, для возобновления германской революции. Намеченная сумма собрана не была, и вообще все это дело, о котором с пренебрежением отзывался Маркс провалилось, возбудив большие раздоры среди немецкой эмиграции как в Европе, так и в Америке.

Выше уже говорилось о профсоюзах немецких рабочих, об их стачечных и кооперативных объединениях. Переплетаясь с этими рабочими обществами, а также отдельно от них создавался целый ряд организаций политического характера с рабочим, мелкобуржуазным и интеллигентским составом. Организации эти во все большей степени занимались «опросами, которые ставила перед немецкими иммигрантами американская действительность. В 1854 г. в Нью-Йорке, как сообщала «Нью-Йорк дейли трибюн», объединилось несколько «либеральных немецких обществ» с целью «развития просвещения и науки среди немцев в Соединенных Штатах». Характерны для левых немецких кругов названия организаций, входивших на первых лорах в это объединение: Общество всемирной демократии, Союз социальной реформы, Союз турнеров (гимнастический), Рабочий союз, Свободная община. Эти «либеральные американо-немецкие общества» были, но сведениям «Нью-Йорк дейли трибюн» «очень мощны; они имеют ответвления от Мэна до Техаса и с каждым днем становятся сильнее».

Существовало в США немало военных и военизированных немецких отрядов. В середине века появилось множество «союзов стрелков». Они устраивали ежегодные стрелковые соревнования, продолжавшиеся по нескольку дней и происходившие под знаменем единой Германии. На эти праздники с середины 50-х годов являлись представители стрелковых союзов разных штатов, на них даже выпускались специальные газеты. Были немецкие военные части в ополчении (милиции) штатов. «Нью-Йорк дейли трибюн» сообщала, например, о параде «немецких конногвардейцев» Нью-Йорка. Офицеры выбирались. Отряды маршировали под двумя флагами — американским и единой Германии.

Турнеры и их союзы

Совершенно своеобразный характер носили широко распространенные немецкие гимнастические союзы — «турнербунды». Эта форма, как и некоторые другие, была вывезена из Германии. Турнеры являлись не только спортивной организацией. Их лозунгом было «здоровый дух в здоровом теле». Восприняв древнегреческий идеал гармонии тела и души, они желали заниматься не только физической, но и умственной гимнастикой. С этой целью турнеры заводили библиотеки и певческие общества, устраивали лекции, издавали газеты и журналы; наряду со спортивными состязаниями проводили состязания поэтов, имели даже детские организации. Вся эта физическая и духовная тренировка должна была служить, как и на Родине, цели освобождения Германии, а в Америке турнеры восприняли и американский патриотизм.

Первый союз турнеров был основан в 1848 г. в Цинциннати; к 1856 г. такие союзы существовали не менее чем в 26 штатах, а к 1860 г. их было более 150 и они имели почти 10 тыс. членов. Турнеры имели гимнастические залы, где они постоянно занимались. Они регулярно устраивали праздники и спортивные состязания — и по отдельным городам, и по районам, и по всей стране. Описывая один из таких праздников, происходивший летом 1852 г. под Нью-Йорком в честь второй годовщины союза турнеров, корреспондент «Нью-Йорк дейли трибюн» сообщил, что присутствовало 5 тыс. зрителей, в том числе гости из Балтиморы и Филадельфии, что происходили гимнастические состязания мужчин и мальчиков, причем награды победителям раздавали дамы, был устроен пикник, а председательствовавший сказал речь об угнетении Германии и пожелал мира всем народам. В программу турнеровских праздников обычно включались состязания певческих обществ и поэтов, самодеятельные спектакли. Даже в 1861 г. во время гражданской войны в турнеровских полках разыгрывали сцены из Шиллера. На турнеровских праздниках давались ужины и балы, устраивались шумные процессии под звуки рожков и барабанов, факельные шествия. Турнеры любили парады и имели военные отряды в особых формах.

Как по бытовым, так и по идеологическим чертам и по своей общественной роли, турнеры являлись организацией, весьма характерной для немецкого населения США, особенно его демократической части. Можно, пожалуй, сказать, что в ней воплощались основные тенденции, характеризовавшие развитие этого населения.

Хотя на стенах турнеровских гимнастических зал красовался принесенный из Германии лозунг «Frisch, froh, frei, fromm», особого благочестия турнеры не проявляли, склоняясь, напротив, к рационализму и свободомыслию. Отчасти за это и за вытекавшие из этого антикатолические выступления враждовали с турнерами те слои ирландцев, которые находились под влиянием католической церкви, и даже прозвали турнеров «немецкими незнайками». Идиллические праздники и веселые шествия турнеров часто прерывались нападениями, кровавыми побоищами. Нередко нападали ирландцы. В Элизабетпорте (штат Нью-Джерси), например, толпа ирландцев сломала гимнастические снаряды турнеров, но была оттеснена; однако потом ирландцы кидали камни в окна вагонов, в которых уезжали нью-йоркские турнеры, побывавшие на празднике в Элизабетпорте. Случалось, что турнеров атаковала полиция, которая в городах Востока состояла большей частью из ирландцев. Так было, например, в Нью-Йорке летом 1854 г. Но чаще всего приходилось турнерам сталкиваться с бандами «незнаек», которые иногда нападали одновременно и на них и на ирландцев, как, например, в 1851 г. в Хобокене. Турнеры, физически выносливые и тренированные, бывали в таких стычках опасными противниками, тем более, что зачастую имели оружие. Впрочем, огнестрельное оружие применяли и их противники, и стычки превращались в бои с потерями у обеих сторон.

Враги турнеров чинили им препятствия не только на улицах, но и в официальных органах. В 1854 и 1856 гг., например, сенат штата Нью-Йорк отказывал их союзу в регистрации. При обсуждении этого вопроса в законодательном собрании штата в 1854 г. депутат Мэгвайр (судя по фамилии, ирландец) заявил: «На днях вы выбили из рук немца кружку с пивом (имеется в виду сухой закон, принятый законодательными органами штата. — Ш. Б.), а сегодня предлагается лишить его физических упражнений». Отказ в регистрации мотивировался тем, что организация состоит из иностранцев и носит политический характер.

Хотя в турнеровские организации допускались лица всех национальностей, господствовавший в этих организациях немецкий язык предопределял их не только иммигрантский, но чисто немецкий состав. Политической же деятельностью турнеры действительно занимались, причем такой, которая возбуждала наибольший страх у американских реакционеров — они объявляли себя социалистами.

В турнеровские союзы входили преимущественно рабочие и городская мелкая буржуазия. «Большинство турнеров — трудящиеся», — писала «Нью-Йорк дейли трибюн». Клусс подчеркивал в письме к Марксу, что турнеры «обладают большим влиянием на радикальную мелкую буржуазию». Основали турнеровские союзы и руководили ими участники революции 1848 г., державшиеся в большинстве самых радикальных воззрений. Съезд турнеров, состоявшийся в 1850 г. в Филадельфии, назвал конституировавшуюся на нем организацию «Социалистический союз турнеров» и принял социалистическую резолюцию. Правда, социализм союза турнеров имел мелкобуржуазный характер, — они понимали его как преодоление антагонизма между трудом и капиталом и выдвигали на первый план общедемократические требования, в особенности борьбу за германскую республику. Турнеровские союзы пытались объединиться с рабочими обществами, в частности с рабочим союзом, которым руководил И. Вейдемейер. Действительного объединения не произошло, но турнеровские и рабочие организации имели много общих деятелей. Вейдемейер, например, сотрудничал в турнеровской газете, а Клусс был секретарем вашингтонского союза турнеров. При этом коммунисты пользовались в турнеровских органах значительным влиянием. Филадельфийскому съезду турнеров предшествовал и за ним последовал целый ряд расколов в местных организациях. Это было своего рода классовым размежеванием. Трудовая часть нью-йоркских турнеров образовала «Социалистический союз турнеров» во главе с участником революции 1848 г. адвокатом Сигизмундом Кауфманом. Инструктором этого союза состоял Зигель. Правый нью-йоркский союз протестовал против филадельфийских резолюций, отказываясь от выдвижения каких-либо общественных и политических целей. Та же линия раскола проходила по всем турнеровским обществам Америки. Элементы их, находившиеся под буржуазным влиянием, желали быть только гимнастами и ничем более.

Примерно после 1853 г. «социализм» турнеров стал бледнеть, по мере того, как их ряды все больше пополнялись буржуазными элементами. Германские дела отодвинулись на второй план, первое место заняли вопросы американские.

По коренным вопросам американской общественной жизни турнеры занимали радикальную позицию, поддерживали фрисойлеров и аболиционистов. Бостонские и цинциннатские турнеры, например, защищали видного аболициониста Венделла Филлипса от нападений пособников рабства. Но не менее волновали их иммигрантские проблемы. Съезд турнеров в Буффало в 1855 г., где было представлено 4500 человек, принял резолюции против рабства и его распространения, против травли иммигрантов и против принудительного трезвенничества.

При своем безусловно отрицательном отношении к рабству турнеры не могли мириться с потворством рабовладению в своих рядах. За прорабовладельческую ориентацию было исключено из союза чарлстонское турнеровское общество. Несогласие с позиций большинства турнерских организаций в вопросе о рабстве привело к отколу от союза в 50-х годах ряда турнеровских организаций южных штатов. Впрочем, далеко не все турнеры Юга занимали одинаковую позицию — это видно из того, что там их преследовали за борьбу против рабства.

Что касается турнеров большинства американских штатов, то они участвовали в гражданской войне так активно, что деятельность турнеровокой организации на время войны практически замерла, так как почти три четверти ее членов ушли на фронт. Турнеры оказались в авангарде с самого начала войны. Миссурийские турнеры еще с декабря 1860 г. обучались военному делу и сформировали полк, игравший, наряду с другими немецкими полками, большую роль в войне на Западном фронте. Во время церемонии вступления президента Линкольна в должность его личную охрану несли две роты турнеров. А в апреле 1861 г., когда войска Севера не могли попасть в столицу, так как сторонники рабовладельцев не пропускали их через Мэриленд, турнеровские отряды были единственно надежной военной силой в Вашингтоне. В столице Мэриленда — Балтиморе действовало в те годы сильнейшее турнеровское общество — «Социал-демократический союз турнеров», издававший газету «Турнцайтунг». В рабовладельческом штате, где «незнайки» пользовались большим влиянием, этот союз имел особенно боевой характер. Не случайно, что во время мятежей 1861 г. пособники рабовладельцев разгромили типографию турнеров.

Немецкие газеты в США

Немецкое население США создало обширную и разветвленную сеть газет. Пресса на родном языке была у всех национальных групп, имели свою печать (на английском языке) и ирландцы, но немецкие газеты были, по мнению исследователя этого вопроса К. Виттке, самыми многочисленными и влиятельными, причем их немецкий язык подвергался все большим искажениям. В 1854 г. в штате Нью-Йорк имелось 16 «немецких газет, в Пенсильвании — 14, в Охайо — 18, в Висконсине — 8, в Миссури — 5. Много было газет-однодневок, которые легко возникали и быстро закрывались, обычно за неимением средств. Самыми устойчивыми оказывались газеты коммерческого типа, не выдвигавшие определенной идейной и политической программы. Но таких было немного. Большинство же занимало различные политические позиции как по немецким, так и по американским вопросам.

Однако к середине XIX в. в Нью-Йорке, Сент-Луисе, Цинциннати существовали серьезные немецкие гаееты с прочным кругом читателей. Самой крупной была старейшая немецкая газета «Нью Иоркер Штаатсцайтунг». Об этой газете положительно отозвался Энгельс, который в 1851 г. рекомендовал ее Вейдемейеру: «…постарайся устроиться в «New Yorker Staatszeitung», которая относится к нам очень хорошо и европейские корреспонденции которой все время находились под нашим контролем». В середине 50-х годов «Штаатсцайтунг» распространялась по Нью-Йорку и его окрестностям в количестве 25 тыс. экз. Она была настолько влиятельна, что муниципалитет помещал в ней объявления и выдавал ей субсидию за то, что она печатала его материалы. Во время гражданской войны мэр Нью-Йорка отказался предоставить ей присужденную муниципалитетом дополнительную субсидию, не желая обидеть другие немецкие газеты Нью-Йорка. Редактировал «Штаатсцайтунг» эмигрант 1848 г. Оттендорфер. Под его руководством газета высказывалась в 50-х годах против рабства. Однако же она придерживалась политики демократической партии, вернее того ее крыла, которое шло за Ст. Дугласом и допускало распространение рабства на новые территории. Во время гражданской войны газета, сохраняя верность партии демократов, отстаивала в то же время единство американской федерации.

«Штаатсцайтунг» относилась к тем буржуазным и мелкобуржуазным немецким газетам, которые возникли еще в 30-х годах и в эпоху гражданской войны продолжали прежнюю политическую линию, характерную для большинства немецкого населения до 50-х годов, т. е. шли в фарватере демократической партии. Но к середине века положение в немецкой прессе США совершенно изменилось. С 1848 по 1852 г. число газет почти удвоилось. Такой скачок был вызван не только резким увеличением числа читателей, но и обилием журналистов, принадлежавших главным образом к революционной эмиграции. Это обстоятельство определило уровень и характер немецкой прессы 50-х — 60-х годов. Она уже не уступала англоязычной прессе по своим журналистским качествам. О влиянии и политическом значении ее свидетельствует хотя бы то, что нью-йоркский муниципалитет финансировал не одну, а несколько немецких газет. Линкольн купил в 1859 г. спрингфилдскую немецкую газету «Иллиной Штаатсанцайгер». Видимо, он считал ее достаточно влиятельной и обладающей устойчивым кругом читателей.

Среди немецких газет 50-х годов было множество радикальных и социалистических. Об их политической направленности свидетельствуют такие названия, как «Коммунист», «Пролетарий», «Революция». В еженедельнике «Революция», издававшемся Вейдемейером был в 1852 г. впервые опубликован труд Маркса «18-е брюмера Луи Бонапарта». В ежемесячнике левых нью-йоркских турнеров «Турнцайтунг» печаталась в 1852—1853 гг. «Крестьянская война в Германии» Энгельса. Выделялась на общем фоне газета «Реформа», которой руководил Вейдемейер, и в издании которой ближайшее участие принимали А. Клусс, А. Якоби и др. Эта газета, удостоившаяся похвалы Маркса, была органом объединения немецких рабочих «Американский рабочий союз» и в отношении социалистической теории стояла выше других газет революционной эмиграции. Там иногда писал Энгельс. Вообще немецкая радикальная печать часто помещала статьи европейских революционеров.

Немецкие газеты, боровшиеся с рабством, имели особое значение в центрах рабовладельческих штатов — в Балтиморе, как уже упоминалось выше, в Луисвилле (штат Кентукки), в Сент-Луисе (штат Миссури), в Сан-Антонио (штат Техас). И всюду защитники рабства громили их редакции и типографии, особенно в начале гражданской войны.

Автор: Богина Ш. А.