Социальный состав немецкой иммиграции


Немецкая иммигрантская группа в ОША отличалась от ирландской разнообразием социального состава. Немцы влились почти во все классы американского общества и в каждом составили значительную и заметную прослойку. По преимуществу они продолжали прежние занятия.

Немецкие фермеры и землевладельцы

Весьма значительная часть немцев занималась в США сельским хозяйством. В большинстве случаев, эти люди и в Германии были земледельцами, а в Америке им удалось сразу или постепенно приобрести землю и стать фермерами. Селились они главным образом в западных, не совсем еще обжитых штатах и территориях — Охайо, Индиане, Иллинойсе, Мичигане, Висконсине, Айове, Миннесоте и др., где земли было больше и купить ее можно было дешевле.

Историки иммиграции сходятся на том, что в XIX в. немцы (как, впрочем, и другие фермеры-иммигранты, среди которых немецкие фермеры составляли большинство), как правило, не распахивали целину и не селились в совершенно диких местах. Они предпочитали скупать землю у американских пионеров и селиться на расчищенных последними участках, не стремясь, подобно американцам-скваттерам, уйти дальше на Запад, чтобы опять расчистить дикий участок и опять перепродать его подороже. Поэтому им приходилось платить за землю подчас и не государственную, а спекулятивную цену. Иные по нескольку лет батрачили, чтобы накопить денег на покупку земли.

Социальный состав немецкой иммиграции в США

«Эмигранты из Европы, — доносил в Россию из Вашингтона русский посол Стекль, — прибывающие сюда с небольшою суммою денег, приобретают земли в Западных Штатах от спекулянтов (за 3 или 4 доллара за акр) и обыкновенно остаются у них в долгу».

Обычно немецкие фермеры селились на земле прочно и постоянно, семьями. Семьи бывали многодетные. Хозяйство, даже большое, велось чаще всего без наемного труда, силами членов семьи. Эту черту немецких фермерских хозяйств, характерную для всего Северо-Запада, отмечал Маркс, когда писал Энгельсу про «население этих штатов, заключающее в себя довольно большую примесь свежего немецкого и английского элемента и состоящее в значительной мере из фермеров, которые сами обрабатывают свою землю». Когда батраков все же держали, они бывали обычно также немецкими иммигрантами.

Обосновываясь на своих постоянных участках, немецкие фермеры заводили многоотраслевое, интенсивное хозяйство. Они больше заботились о скоте, чем это было принято в Америке, вводили севообороты. Иные занимались огородничеством, садоводством, виноделием. Немецкие фермеры считались бережливыми, осторожными, трудолюбивыми. Эту репутацию их безудержно раздували впоследствии авторы немецко-националистического толка, стараясь доказать, что американское сельское хозяйство чуть ли не всем обязано немцам.

Часть американо-немецких фермеров не имела крестьянского прошлого. Переплыв океан, эти люди изменили род занятий и социальную принадлежность. Сельским хозяйством занялись в США богатые, да и небогатые горожане, профессиональные интеллигенты и т. д. За такими учеными крестьянами в Америке закрепилось название «латинских фермеров», т.е. фермеров, знающих латынь. Широкую известность в литературе получила зарисовка, данная Олмстедом, который встречал «латинских фермеров» в Техасе в 50-х годах.

«Вас приветствует фигура в длинной фланелевой рубахе и со свисающей бородой, цитирующая Тацита, с длинной трубкой в одной руке, с ножом мясника в другой: Мадонны на бревенчатых стенах; кофе в оловянных чашках на дрезденских блюдцах; сидят на бочках; слушают бетховенскую симфонию на рояле; книжный шкаф, наполненный наполовину классиками, наполовину сладким картофелем».

«Латинские фермеры» появились в США еще в 30-х годах. Одним из первых стал видный немецкий общественный деятель и публицист Фридрих Мюнх. К тому же поколению принадлежал «латинский фермер», которого повстречал русский путешественник Александр Лакиер, ездивший по Соединенным Штатам в 1857 г. Этот немец, политический изгнанник, музыкант по профессии, поселился в 1840 г. в Милуоки и открыл там лавку, но разорился, не выдержав конкуренции соседа — янки. Тогда он купил землю в том же штате Висконсин, хозяйство его сперва не ладилось, потом стало давать доход.

Целое поселение таких «латинских фермеров» существовало в Бельвиле (штат Иллинойс), где селились группы членов немецких студенческих союзов. Там жили и видные политические деятели, например руководитель баденского восстания 1849 г. Фридрих Геккер.

Немцы в штате Висконсин

Главным центром немецкого фермерства в США стал штат Висконсин. Немцы заселили преимущественно северную и восточную лесистую часть Висконсина, по природе напоминавшую Германию. «Национальность иммигрантов, — писал Маркс, — также играла роль в их расселении. Люди из Норвегии и наших лесистых местностей выбирали суровую, северную, лесистую часть Висконсина, янки же оседали в той же области в прериях». Наряду с напоминавшими родину, милыми сердцу ландшафтами немецкие переселенцы находили в Висконсине почву, дававшую устойчивые урожаи и не требовавшую больших капиталовложений. Истерзанные безземельем в Германии, они дорожили этой землей больше, чем фермеры из коренных американцев.

Были и другие обстоятельства, привлекавшие иммигрантов в Висконсин. Штат еще не имел долгов, и поэтому налоги там были невелики. Он дешево распродавал землю из школьного фонда (это была часть государственных земель, выделенная законом на нужды народного образования) и для привлечения иммигрантов держал в Нью-Йорке уполномоченного, который рассылал газетные объявления и агитационные брошюры по восточным штатам и даже по Германии. Контору висконсинского уполномоченного Хертеля навещали больше всего немцы. В 1850 г. в Висконсине жило 38 тыс. немцев, а в 1860 — уже 124 тыс., 16% населения штата. Крупный американский историк Тернер назвал иммиграцию немцев в Висконсин «новым переселением народов».

В Висконсине иностранцу для натурализации требовался всего один год — меньший срок, чем в любом другом штате. Это было не только условием, но и следствием немецкой иммиграции, достигнутым борьбой висконсинских иммигрантов, прежде всего немецких. Немцы были численно наибольшей иммигрантской группой Висконсина и селились на землю плотно, зачастую землячествами. Это было характерно не только для Висконсина. В Мичигане, в окрестностях города Анн-Арбор, поселились в 1855 г., как свидетельствует немецкий путешественник Кол, 5-6 тыс. швабов, которые потянулись туда вслед за преуспевшими в Авн-Арборе земляками, штутгартскими немцами. Таких примеров было множество.

Расселение немецких фермеров по другим штатам

Немцы селились и в окраинных, по тем временам еще пустынных районах. Айова, писал Лакиер, служит приманкою для трудолюбивого населения, особенно немцев-земледельцев, которые не могут нахвалиться здешними местами и отдают им предпочтение пред безлесным Иллинойсом и дальнею Миннесотою». Впрочем, селились и в Иллинойсе, и в Миннесоте. Тот же Лакиер, плывя на пароходе вверх по Миссисипи, встретил множество переселенцев. Они плыли «в нижнем этаже парохода», рядом с машинами и своим скотом. «Почти все были или немцы или ирландцы» и отправлялись в Айову и Миннесоту. Едут, отмечал Лакиер, преимущественно осенью. «Всякий рассчитывает, что после жатвы оберет больше денег». Видимо, переселенцы намеревались батрачить на уборке урожая и скопить денег на покупку земли, причем это относилось не только к ирландцам, но и к немцам.

Много немецких фермеров селилось в штате Миссури. Типичный поселок миссурийских немцев в середине 50-х годов описал немецкий путешественник Оскар Фальк: «Вступив в один из этих поселков, вы думаете, что находитесь в деревне в Германии. Архитектура зданий, разумеется, вследствие разницы в климате, немного иная, но домашняя утварь, семейные обычаи, способ и приемы пахоты, сева и жатвы — все напоминает Германию». В Миссури сложилось своеобразное положение. Это был рабовладельческий штат, и хотя рабов там жило всего около 100 тыс. на 1200 тыс. белого населения, хозяйства немецких фермеров, которые сами обрабатывали свою землю, были сучком в глазу рабовладельцев. Здесь коренились конфликты, разгоревшиеся в годы гражданской войны.

Из Миссури немецкие фермеры перебирались на заселявшиеся тогда соседние территории, Канзас и Небраску. «Большое количество немецкого населения Миссури, — писала «Нью-Йорк дейли трибюн» в 1854 г., — перейдет в Небраску и Канзас» — О таких же намерениях и действиях охайских немцев сообщали газеты штата Охайо. Переселиться в Канзас в 1854 г., когда там уже шла гражданская война между защитниками и противниками рабства, было не только хозяйственным делом, но актом гражданским и политическим. Фермерское переселение в Канзас являлось актом борьбы против рабства.

Таким образом, немецкое, прежде всего фермерское, население сыграло в решающий период накануне гражданской войны очень большую роль в экономическом развитии северо-западного района США. Этому району придавал большое значение Маркс. Говоря о «важном статистическом и экономическом факте» в жизни США, он писал: «Этим фактом было развитие Северо-Запада, гигантский прогресс, достигнутый его населением с 1850 до 1860 г., а также то новое и живительное влияние, которое неизбежно должно было оказать все это на судьбы Соединенных Штатов».

Немцы в Техасе

На Юге США иммигранты селились мало; это распространялось, конечно, и на сельскохозяйственную иммиграцию. Интересное исключение составлял Техас. Попытки организовать там немецкие земледельческие поселения предпринимались еще в те годы, когда Техас был частью Мексики, и позднее, когда он считался независимым государством. Попытки эти неоднократно приводили к катастрофическим для колонистов результатам, но ядро немецких поселенцев все же в Техасе осталось. Оно обросло новыми иммигрантскими группами.

Основным источником для изучения техасских немцев накануне гражданской войны являются путевые записки Олмстеда, которого в поездке по Техасу сопровождал видный немецкий деятель Капп. По сведениям Олмстеда, к началу 1857 г. в Техасе жило 35 000 немцев, из которых около 25 000 населяют немецкие и полунемецкие округа Западного Техаса. Цифры эти вряд ли точны. На год раньше корреспондент «Нью-Йорк дейли трибюн» писал: «В Техасе — около 20 000 немцев». А позднейшие авторы приводят и иные цифры. Однако немецкое население бесспорно преобладало в Западном Техасе. Фермеры-немцы выращивали хлопок, как и их соседи, американские плантаторы, но им не ограничивались. Олмстед подчеркивает разнообразие культур на участках немцев. Они ввели в Техасе пшеницу, разводили скот. Близ Сан-Антонио они устроили огороды, получая немалую прибыль от продажи овощей и молока в городе.

Упоминавшийся уже корреспондент «Нью-Йорк дейли трибюн» сообщал, что большая часть техасских немцев живет в городах, «а меньший, но лучше образованный класс занимается земледелием и скотоводством» — «Латинский фермер» был настолько своеобразной и характерной для Западного Техаса фигурой, что современник не мог пройти мимо него. В 1850 г. «Нью-Йорк дейли трибюн» сообщала о немецком поселке в Западном Техасе, на мексиканской границе, где хозяйство вели бывшие профессора, а в грубо сколоченных жилищах хранилось множество книг. Неподалеку от Сан-Антонио, в Систердейле, существовала своеобразная колония, основанная в 1850 г. богатыми людьми, участниками революции 1848 г. Этот поселок, где «опрощались» образованные и передовые немцы, был культурным центром немецкого Техаса. Один из обитателей Систердейла — Эдгар фон Вестфален, шурин Маркса, рассказал о своем хозяйстве в письме к матери. Вместе с двумя другими поселенцами он арендовал участок в 40 акров, где выращивались кукуруза и табак. Хозяева жили в доме, который сами же построили.

Олмстед оставил подробное описание немецкого городка в западном Техасе — Ной-Браунфелса или Нью-Браунфелса. В этом «сельскохозяйственном» городке жило 2—3 тыс. человек, а вместе с округой, от которой его нельзя было отделить,— 3—5 тыс. Промышленности в Ной-Браунфелсе не было никакой, мастерские и лавки обслуживали потребности земледельческого населения: это были заведения плотников, кузнецов, сапожников, портных, мясников и т. д. Дома были небольшие, но прочные, с галереями или верандами, лучше большинства техасских домов.

«Половина людей, живущих теперь в Ной-Браунфелсе и его окрестностях, — писал Олмстед, — вероятно, сельскохозяйственные рабочие или фермеры, которые сами ходят за плугом. Большинство последних имеет, я думаю, не более десяти акров земли каждый».

Таким образом, и в Техасе значительную часть немецкого фермерства составляли мелкие землевладельцы. Но большое количество батраков свидетельствует о том, что более мощные хозяйства предъявляли довольно устойчивый спрос на рабочую силу. Батраки набирались большей частью из вновь прибывших немцев, которых, в частности, присылало в Техас немецкое общество Нового Орлеана. Впрочем, некоторые техасские немцы владели рабами, но немецкие рабовладельческие хозяйства составляли исключение и их было очень мало. По Олмстеду, на всем Юге имелось около 30 немцев-рабовладельцев: по данным техасского уроженца Тафта, выступавшего в Нью-Йорке в 1862 г., таких было в Техасе 12. Крупнейшим же коллективным немецким рабовладельцем в Техасе было «Общество защиты германских иммигрантов», купившее в 1845 г. 25 рабов.

В основном же немецкие фермы составляли разительное противоречие рабовладельческим плантациям. «Хлопок, возделываемый свободным трудом!» — радостно восклицал противник рабовладения Олмстед при виде полей немецких фермеров. Олмстед отмечал, что наличие в Западном Техасе не совместимого с рабством иностранного элемента (немцев и мексиканцев) мешает рабовладельцам широко заселять этот край, и даже надеялся на то, что если приток немцев в Техас продлится, то Техас станет свободным штатом. Очевидно, техасские рабовладельцы придерживались того же мнения, потому что после мексиканской войны, когда Техас уже прочно «осел» в составе США, европейская иммиграция туда более не поощрялась и отношение к немцам со стороны влиятельных кругов белого населения стало плохим. Маркс, указывая, что по условиям присоединения в 1845 г. огромный Техас можно разделить даже на 5 штатов, писал: «Однако рабовладельцы не считали возможным в 1845—1860 гг. разделить Техас, где большую роль играет немецкое население, хотя бы на два штата, чтобы не дать при этом во втором штате партии свободного труда преимущества по сравнению с партией рабовладения. В беседе с Олмстедом во время путешествия последнего по южным штатам один рабовладелец высказал опасение, как бы немцы Западного Техаса не отделились и не организовали свободный, т. е. запрещающий рабство, штат. Олмстед согласился, что такая возможность не исключена.

И в годы гражданской войны хозяйство техасских немцев служило живым аргументом против рабовладения. В 1862 г. «Нью-Йорк дейли трибюн» писала: «Хлопок, как и все прочее, можно дешевле выращивать свободным трудом, чем рабским. Так его выращивают немцы в Техасе». А упомянутый уже техасец Тафт заявил в своем докладе о ресурсах Техаса, что «в этом штате только двенадцать немецких рабовладельцев, однако немцы выращивают сахар и хлопок миллионами фунтов». Немецкие хозяйства демонстрировали тот факт, что труд фермера и наемного рабочего производительнее, чем труд раба. Уже по одному этому рабовладение как экономическая форма было им чуждо.

В таком же, как техасские немцы, отношении к рабовладельцам находились немногочисленные немецкие фермеры других южных штатов. Лакиер рассказывает о своей беседе с немцем-фермером, которого он встретил в Кентукки, на берегу Охайо, т.е. на самой границе «свободных штатов». Фермер, очевидно богатый, был, казалось бы, всем доволен, «но… мы не ладим с Американцами, неугомонными нонотингами (незнайками), которые не терпят среди себя иностранцев, не признающих рабства и не имеющих негров. Если бы не жена, которая не хочет расстаться со своим хозяйством, я бы давно последовал за другими, которые выселились в Чикаго, в Мильвоуки, да я думаю, если найдется охотник купить мою ферму, я продам ее и пойду далее на Запад».

Возможно, такте же соображения руководили виргинским фермером Авербеком, когда он в 1859 г. запрашивал русское посольство, нельзя ли ему переселиться в Россию «Я уроженец Пруссии, — писал Авербек, — эмигрировал в эту страну 12 лет назад. Найдя очень трудным дать здесь детям хорошее образование и по иным причинам, я хотел бы попытать другую страну, если это можно сделать с некоторой выгодой».

Особняком среди немецкого фермерского населения Америки стояли так называемые пенсильванские немцы. Потомки немцев, поселившихся еще в колониальной Америке, исконные фермеры, они жили обособленно как от окружающего американского населения, так и от соплеменников, вселившихся в XIX в.

1 комментарий
Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*