Пуэрториканцы в США


Влияние североамериканских стандартов жизни на пуэрториканскую семью началось еще с конца XIX в., т.е. сразу после оккупации острова Соединенными Штатами. Учитывая форсированные темпы американизации Пуэрто-Рико, можно было бы предположить, что ко времени массовой эмиграции на материк островное население уже в значительной степени утратило те характерные черты семейной жизни, которые являются составной частью латиноамериканской культуры вообще. Однако, трансформация семейных традиций на Пуэрто-Рико в XX в. — процесс очень неоднозначный, идущий на разных уровнях с неодинаковой скоростью и далеко не в одном направлении. В условиях иммиграции эволюция семьи как этнокультурного организма особенно осложняется. Давление норм жизни, предлагаемых американской действительностью, в значительной степени нейтрализуется такими факторами, как социальная и этнорасовая изоляция пуэрториканцев в США; двусторонний характер эмиграции, препятствующий окончательному разрыву переселенцев с родиной, ее культурой и традициями; полярность традиций латиноамериканской и так называемой среднеамериканской семьи. Что же происходит с пуэрториканской семьей в сложившейся ситуации? Каковы основные тенденции ее развития?

Условия жизни пуэрториканской семьи в США

Первое, о чем следует упомянуть, — это условия жизни пуэрториканской семьи на материке. Несмотря на то что наиболее значительная часть пуэрториканцев приезжает на материк из города, их лишь относительно можно называть городскими жителями. Социально-экономические перемены, начавшиеся на острове после войны, стронули с места огромные массы сельского населения, которые, быстро переполнив промышленные предприятия страны, устремились дальше, используя город лишь как перевалочный пункт для переезда на материк. В США среда обитания переселенцев становится качественно иной — современный город-гигант с высокоразвитой промышленностью. По официальным данным американской статистики на 1970 г., в г. Нью-Йорке проживало 98,4% всех семей пуэрториканских иммигрантов. К 1980 г. эта цифра уменьшилась, но несущественно (94,5%), главным образом за счет семей, переехавших в пригород.

Пуэрториканцы в США

По основным социальным показателям семьи пуэрториканских иммигрантов следует отнести к категории низших слоев населения города, причем со временем положение только ухудшается. Так, если в 1970 г. ниже официального уровня бедности (около 5 тыс. долларов на семью из четырех человек в год) в США находились 20,9% пуэрториканских семей, то к 1982 г. их насчитывалось уже 42,4% (при уровне бедности около 10 тыс. долларов). Для сравнения можно сказать, что в том же 1982 г. ниже официального уровня бедности среди населения США в целом находились 25,2% семей, а среди наиболее многочисленной группы испаноязычного меньшинства страны мексиканцев — 24,1% семей. К средним слоям населения можно отнести лишь 15,2% пуэрториканских семей США, доход которых в 1982 г. составлял 25 тыс. долларов в год, т.е. соответствовал среднеамериканским показателям.

Жилищные условия пуэрториканцев в США

Не менее выразительна картина жилищных условий пуэрториканцев. Переселенцы с острова, как правило, селились у своих родствеников и друзей. Снять квартиру где-либо в другом месте, особенно там, где преобладало белое население, было практически невозможно.На фотографиях, помещенных в американских иллюстрированных изданиях, дома в пуэрториканских кварталах Нью-Йорка, окруженные кучами давно не убиравшегося мусора, с облупленными по всему фасаду стенами, без намеков на зеленые насаждения, выглядят крайне убого. Некоторые пуэрториканцы селились в муниципальных домах, другие снимали жилье у частных домовладельцев. Последние, пользуясь бедственным положением иммигрантов, делили одну квартиру на отдельные помещения и сдавали втридорога каждое, обставляя его приготовленной к выбросу мебелью. По данным официальной статистики, квартира пуэрториканской семьи в Нью-Йорке в 1970 г. состояла в среднем из 4,2 комнат, однако фактически эти комнаты получались путем деления двух- или даже однокомнатной квартиры, причем под полезную площадь использовались и подсобные помещения. Кухня часто служила и ванной комнатой, а в высвободившемся помещении ванной также устраивались спальные места. В 1970 г. 75,5% пуэрториканских семей в Нью-Йорке не имели необходимых удобств: водопровода, центрального отопления, ванн и т.п. Собственное жилье было у 14,2% семей.

Средняя численность семьи иммигрантов, составляющей одно домохозяйство, на конец 80-х годов равнялась 3,7 человек. Характерно, что с 1970 г. этот показатель практически не меняется, заняв промежуточное положение между среднеамериканским (3,3) и мексиканским (42,1). В 1950 г. средний численный состав городской семьи пуэрториканцев и на материке, и на острове был примерно одинаков — 4,6 человека, однако за последующие 20 лет островной показатель уменьшился, но не в такой степени, как материковый, составив к 1970 г. 4,2 человека.

Дети и рождаемость

Одна из наиболее существенных причин резкого сокращения численности иммигратской семьи — снижение рождаемости. Особенно это заметно при межпоколенном сравнении. По данным переписи 1970 г., среди женщин первого поколения в возрасте 25—34 года было 2812 рождений на 1000, а среди женщин второго поколения — 2272 рождений на 1000. Заметно уменьшилась доля пуэрториканских семей в США, имеющих более трех детей. Если в 1970 г. такие семьи насчитывали 43,3% от всех семей пуэрториканских иммигрантов с детьми, то в 1986 г. — уже только 31,6. Сравним: среднеамериканские семьи, имеющие более трех детей, в 1986 г. составили 25,4%, мексиканские семьи в США — 58,1%. Таким образом, многодетная семья — характерная черта культурной традиции пуэрториканцев — частично сдала свои позиции, заняв все то же промежуточное положение между среднеамериканской и мексиканской семьей.

Уменьшение числа детей в пуэрториканской семье, с одной стороны, вызвано такими общими для всех современных городских популяций социальными процессами, как участие женщин в общественном производстве, повышение их образовательного уровня, расширение кругозора, а также потребностей, лежащих вне традиционного круга семейных забот. Но, с другой стороны, не последнюю роль здесь, видимо, играет и такой фактор, как безработица кормильца. По данным статистики 1969 г., среди женщин фертильного возраста, мужья которых имели постоянное место работы, дети были у 82,3%, а среди женщин той же группы, мужья которых постоянной работы не имели, только у 4,5%. В последующие десятилетия экономический статус пуэрториканских семей в США практически не менялся (к 1982 г. 32% их не имели постоянного заработка кормильца в течение года), так что тенденция к снижению ее репродуктивных установок в зависимости от такого фактора, как безработица кормильца, видимо, сохраняется.

Немаловажным представляется и еще один аспект проблемы. В 1969 г. детность среди пуэрториканских замужних женщин, участвовавших в общественном производстве, была не только ниже, чем, скажем, у женщин той же группы среди других испаноязычных меньшинств, но даже ниже, чем у работающих замужних женщин всего населения США в целом. Этот факт, отмеченный и среди других иммигрантских групп (и не только в США), по сей день является предметом обсуждения в этнодемографической науке, однако удовлетворительного объяснения ему пока не дано. Исходя из того материала, который имеется в нашем распоряжении, можно предположить, что причину следует искать и в области психологии женщин-иммигранток, о чем подробнее будет сказано ниже.

Формы семейной организации

Формы семейной организации пуэрториканских иммигрантов варьируют от самых простых (супружеская пара, родители с несовершеннолетними детьми) до очень сложных, часто сочетающих вертикальные и горизонтальные виды родства. Надо сказать, однако, что сложные формы семьи никогда не были нормой для пуэрториканской культуры. Различные их типы и подтипы довольно часто встречались среди крестьян, но существовали лишь до тех пор, пока у вновь образовавшейся пары (или пар) не появлялось достаточно средств для покупки участка земли и дома. Нормой, идеалом семейной организации была малая семья.

Совместное проживание иммигрантов, состоящих в родстве различной степени, под одной крышей также носит вынужденный, временный характер. Такая семья не представляет собой единого целого в экономическом смысле. Подселенцы (даже если это семья брата хозяина) обычно платят за жилье самому хозяину и пользуются известной автономией в быту. Многие семьи постоянно сдают часть своей жилплощади» так как плата за нее составляет весьма существенную часть их бюджета. Что касается простой формы семейной организации пуэрториканских иммигрантов (или малой семьи), то она насчитывает несколько типов, среди которых особое место занимает матрифокальная семья. Оговоримся, кстати, что матрифокальная семья очень характерна и для сложных форм семейной организации пуэрториканцев. В большинстве случаев — это вертикальная связь родства между линиями женского пола. Образование такого типа семей носит ярко выраженный отпечаток преемственности внутрисемейных установок.

На острове матрифокальная семья является довольно устойчивой традицией, сложившейся еще во времена плантационного рабства и до сегодняшнего дня широко распространенной среди сельскохозяйственных рабочих в районах выращивания сахарного тростника, а также в окраинных трущобах больших городов, т.е. там, где бедняцкие слои составляют основную массу населения. В США матрифокальная семья — характерная черта жизни пуэрториканского квартала. Причем, как отметил еще в середине 70-х годов американский исследователь Д. Фитцпатрик, темпы роста числа матрифокальных семей среди иммигрантов значительно превышают островных. Особо примечательно то, что число таких семей растет во втором поколении иммигрантов. С точки зрения Фитцпатрика, указанная тенденция обязательно должна была стать одной из определяющих в будущем развитии пуэрториканской семьи.

Действительно, в комментарии к материалам последней переписи населения США среди оценок основных тенденций развития семьи испаноязычных меньшинств в первую очередь упоминается беспрецедентный рост пуэрториканских матрифокальных семей в стране. В 1982 г. только 40% детей до 18 лет жили с двумя родителями (по сравнению, например, с 76% мексиканских,) 54% — с одной матерью. В том же году матрифокальные семьи среди пуэрториканских иммигрантов составляли в общей сложности 45%, что более чем в 1,5 раза превышало этот показатель на 1970 г. (26%).

Консенсуальный брак: его причины и последствия

Основные условия возникновения матрифокальных семей иммигрантов в принципе остались теми же, что и на острове, а именно внебрачная беременность и консенсуальный брак, который всегда отличался меньшей устойчивостью, нежели церковный или гражданский. В отношении первого можно сказать, что внебрачная беременность, давно ставшая привычным явлением для пуэрториканских городов, на материке не встретила какого-либо социального или культурного противодействия. Скорее даже наоборот: растущий процент ранних внебрачных беременностей среди белого населения Соединенных Штатов, модели поведения которого воспринимаются им¬мигрантами как эталон, только способствовал закреплению подобной установки среди пуэрториканцев. И негативная реакция матери, живущей в эльбаррио, на такую новость, как предстоящие роды дочери-подростка, в первую очередь бывает вызвана, скажем, слишком негроидной соматикой партнера последней, а уж потом — самим фактом ее беременности.

Консенсуальный брак, широко практикуемый на Пуэрто-Рико среди неимущих и малоимущих слоев населения в основном из соображений экономики (при учете, конечно, традиционной лояльности общественного мнения к такого рода союзам, особенно в районах, где велика социальная гомогенность населения), на материке становится еще более выгодным. Причина проста: женщина с детьми, не имеющая мужа, получает в Соединенных Штатах пособие (так называемое домашнее пособие), которое по сумме часто превышает заработок пуэрториканского иммигранта (настолько он низок). А учитывая к тому же высокий процент безработицы среди пуэрториканцев мужчин на континенте (в Нью-Йорке, например, он самый высокий даже по сравнению с другими этническими меньшинствами и неграми), государственное пособие часто является единственным источником существования семьи. В результате среди пуэрториканских иммигрантов становятся частыми случаи имитации матрифокалыюй семьи. На самом деле родители состоят в консенсуальном браке, сознательно не регистрируя его, а в дни визитов инспектора социального обеспечения мужчина скрывается. В целях пресечения этой практики, широко распространенной среди пуэрториканцев Нью-Йорка, визиты инспектора обычно приурочиваются к 5 часам утра, когда наиболее велика вероятность застать мужчину дома.

Надо сказать, однако, что как только семья иммигрантов приобретает более или менее стабильный достаток, дающий ей возможность существовать без пособий, консенсуальному браку всегда предпочитается узаконенный, желательно католический. Это и понятно, ибо успех вхождения иммигранта в структуру американского общества невозможен без принятия устава последнего. А общественное мнение в США по отношению к продолжительным консенсуальным союзам является значительно более жестким, чем на острове. Пуэрториканские дети в государственной школе, например, стыдятся своих нерасписанных родителей, так как подвергаются насмешкам со стороны сверстников и недоброжелательным взглядам со стороны учителей. Давление общества включает подчас и более прямые санкции против консенсуальных браков. Так, например, ребенка могут не взять в престижную школу (а юношу или девушку в колледж) только на том основании, что их родители — пусть даже состоятельные люди — официально не зарегистрировали свой брак. Иными словами, узаконенный брачный союз является одним из немаловажных условий успешной ассимиляции пуэрториканских иммигрантов в США.

Разводы в среде пуэрториканского населения США

Вместе с тем среди последних необычно высок коэффициент разводимости. Так, в 1982 г. на 1000 человек пуэрториканского населения США приходилось 7,5 разводов. Это очень много, особенно если учесть, что общий коэффициент разводимости в целом по США (одному из мировых лидеров в этом смысле) составил 6,315. Большая часть расторжений брака среди пуэрториканских иммигрантов, как практически и во всем мире, происходит по инициативе женщин. Характерно другое: интенсивность разводов среди женщин значительно выше, чем среди мужчин. Причем год от года этот разрыв все более увеличивается. Например, в 1970 г. доля разведенных среди пуэрториканских мужчин составляла 2,0%, а среди женщин — 5,3%, к 1979 г. эта доля среди мужчин практически не изменилась (1,9%), а среди женщин достигла 8,4%. Отдавая себе отчет в том, что выяснение причин этого явления — предмет специальных социологических исследований, отметим все же, что немаловажное значение имеет и этнопсихологическая сторона вопроса, т.е. изменение традиционной системы ценностей внутрисемейных отношений мужчин и женщин, о чем подробнее будет сказано ниже.

Так или иначе, рост числа разводов становится еще одним условием увеличения матрифокальных семей среди пуэрториканских иммигрантов, значение которого делается все весомее. Неустойчивость брачных союзов влечет за собой заключение повторных браков. Надо сказать, что этот процесс протекает под заметным воздействием модели брачного поведения, широко распространенной в США и получившей название последовательной полигамии (т.е. последовательная смена брачного партнера).

Возникающую в результате заключения повторного брака семью, где присутствуют не только дети нынешних супругов, но также дети от их предыдущих союзов или союза, можно считать особым типом пуэрториканской семьи. Она широко распространена и на острове: наличие у предполагаемого брачного партнера детей никогда не было для пуэрториканцев препятствием при заключении брака, особенно консенсуального. Критерием для выделения такого типа семьи, на наш взгляд, служит специфика внутрисемейных отношений, вызванная отсутствием кровнородственной связи одного из родителей с приемными детьми. В отношении пуэрториканцев этот факт имеет немаловажное значение, особенно если „переменный” родитель — отец (наиболее частый вариант). Комплекс мачизма, определяющий поведение мужчины, мешает последнему относиться к дочерям своей новой жены только как отцу. В результате часты случаи сожительства его с падчерицей, что не исключает и заботы о ней как о дочери. Отношение матери с приемными детьми противоположного пола также носят отпечаток сексуальной напряженности. Хотя, надо сказать, такой вариант этого типа семьи встречается значительно реже по той причине, что дети при создании новой семьи обычно остаются с матерью. Передача их в новую семью отца происходит только в том случае, если мать сама еще не замужем и ей не на что содержать детей. Отношение мачехи или отчима с детьми того же пола, как правило, носят довольно прохладный, часто просто враждебный характер.

Вообще надо сказать, что все названные варианты отношений родителей и детей в такого рода пуэрториканской семье заметно отличаются от американской, где новый брак изначательно предполагает отношение к приемному ребенку как к своему собственному. В американской социологии отмечается даже тенденция к переносу центра тяжести заботы о детях с родных на приемных. Такая постановка вопроса, кстати, имеет и негативную сторону, так как осложняет положение самих детей, порой насильно втягиваемых в новую для них структуру родственных связей. Эта проблема за последние годы приобретает в США все более острое социальное значение.